Алабяна 13к1
125252, Москва
Российская Федерация
Режим работы:
пн-пт - с 10:00 до 19:00
сб - выходной
вс - работает Консультант сайта
+7 (495) 789-43-38
+7 (925) 518-66-49

Проблемы уголовно-правового обеспечения предупреждения неосторожного причинения медицинскими работниками вреда здоровью или смерти пациентам

В статье с критической точки зрения рассматриваются предложения по реформированию уголовного законодательства в сфере медицинской деятельности, вносятся рекомендации по совершенствованию правоприменительной практики по делам о неосторожном причинении медицинскими работниками вреда здоровью или смерти пациентам.

Статья опубликована в журнале «Российский следователь». 2013. № 6. С. 15 - 18.

Проблемы уголовно-правового обеспечения предупреждения неосторожного причинения медицинскими работниками вреда здоровью или смерти пациентамПредупреждение неосторожного причинения вреда здоровью или смерти человеку требует уголовно-правового обеспечения, так как правовая оценка наступления таких последствий во всех случаях производится с учетом положений норм уголовного законодательства, а угроза уголовным наказанием способна усиливать воздействие других предупредительных мер. При этом неосторожное причинение вреда здоровью или смерти медицинскими работками своим пациентам в этом плане не является исключением. Уголовное законодательство содержит широкий арсенал норм, позволяющих привлекать медицинских работников к уголовной ответственности в случае наступления смерти пациентов или причинения им вреда здоровью.

Основная сущность уголовно-правового обеспечения предупреждения любых видов преступлений заключается в создании оптимальных условий по правомерному применению норм уголовного законодательства к виновным лицам. Причем оптимальность таких условий достигается не только разработкой научно-обоснованных рекомендаций по квалификации преступных деяний, но и совершенствованием уголовного законодательства, применение норм которого должно обеспечивать восстановление социальной справедливости. Такой подход к толкованию уголовно-правового обеспечения предупреждения преступлений вполне оправдан и применительно к анализируемой теме рассматривается в юридической литературе в качестве основы для построения эффективного механизма предупреждения ненадлежащего оказания медицинской помощи и врачебных ошибок.

Случаи причинения медицинскими работниками вреда здоровью или смерти пациентам вызывают настолько большой резонанс в обществе, что это побуждает многих юристов усомниться в возможности достичь социальной справедливости путем применения к виновным лицам норм действующего уголовного законодательства. Такое впечатление усиливается еще и тем, что механизм поведения медицинских работников, в результате которого пациентам причиняется вред здоровью или смерть, для правовой оценки очень сложен. Даже после проведения череды проверочных мероприятий, судебно-медицинских и других видов экспертиз, правоохранительные органы испытывают немало трудностей в установлении признаков какого-либо состава преступления в действиях или бездействии медицинских работников. Особо сложно обстоят дела с квалификацией причинения вреда здоровью или смерти пациентам по неосторожности, так как в сложившейся правоприменительной практике нет однозначной позиции по правовым свойствам таких юридических категорий, как врачебная ошибка, ненадлежащее оказание медицинской помощи и неблагоприятный исход лечения, а это позволяет избегать уголовной ответственности медицинским работникам виновным в смерти своих пациентов или причинении им вреда здоровью1.

Выход из отмеченной ситуации многие авторы, исследовавшие вопросы уголовной ответственности медицинских работников, видят в необходимости конкретизации диспозиций отдельных норм Уголовного Кодекса РФ2 или включения в него новых статей со специальными нормами, устанавливающими ответственность медицинских работников3. Причем сущность предлагаемых в юридической литературе законодательных изменений в основном сводится к расширению объемов криминализации неосторожного причинения вреда здоровью или смерти пациентам и ужесточнению санкций за наступление данных последствий в результате деятельности медицинских работников.

Так, основываясь на анализе зарубежного законодательства, А.А. Раков предлагает дополнить УК РФ новой специальной статьей «Причинение вреда здоровью или жизни пациента», предусматривающей ответственность за неосторожное причинение средней степени тяжести вреда здоровью, тяжкого вреда или смерти пациенту. Максимальное наказание в санкциях норм данной статьи он предлагает установить в виде пяти лет лишения свободы4.

По мнению названного автора, включение указанной статьи в УК РФ будет адекватной реакцией на участившиеся в последнее время случаи врачебного невежества и недобросовестного исполнения ими своих профессиональных обязанностей. Примерно таким же образом рассуждают и другие авторы, склоняющиеся к мнению о необходимости ужесточения уголовной ответственности за неосторожные преступления медицинских работников, сопряженных с ненадлежащим исполнением ими профессиональных обязанностей5.

Результаты анализа современной криминологической ситуации, связанной с неосторожным причинением медицинскими работниками вреда здоровью или смерти пациентам, подтверждают широкую распространенность таких случаев, но, с нашей точки зрения, нет необходимости в ужесточении уголовного наказания за них. Действующее уголовное законодательство позволяет достаточно адекватно реагировать на расматриваемые виды неосторожных преступлений. Несмотря на всю общественную опасность последствий данных преступлений, нельзя забывать, что они совершаются с неосторожной формой вины и, видимо, поэтому законодатель отказался от установления уголовной ответственности за неосторожное причинение вреда здоровью средней тяжести6.

Наделение медицинских работников признаками специального субъекта по отношению к таким составам преступления, как причинение смерти по неосторожности (ст. 109УК РФ) или причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст. 118 УК РФ), также неоправданно. Их совершение вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей лицами других профессий не менее опасно, чем медицинскими работниками. Кроме этого, уголовное наказание медицинских работников за неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью или смерти пациентам почти во всех случаях сопряжено с лишением права заниматься медицинской деятельностью, что существенно ограничивает их право на достойное существование, а в некоторых случаях вообще лишает их средств к жизни. Таким образом, санкции норм действующего уголовного законодательства, с нашей точки зрения, полностью соответствуют степени общественной опасности рассматриваемых преступлений.

В одной из работ А.В. Кудакова со ссылкой на результаты собственного анализа сложившейся практики противодействия оказанию некачественной медицинской помощи констатируется факт существования изрядного резерва эффективности уголовно-правового воздействия на преступления, в основе которых находится врачебная ошибка. Он сетует на то, что действующее уголовное законодательство позволяет привлекать медицинских работников к ответственности за неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью или смерти пациентам только в тех случаях, когда такие последствия уже наступили. Нереализовавшаяся опасность для жизни и здоровья личности, вызванная неквалифицированными действиями медицинского работника, остается вне поля зрения уголовного права. При этом А.В. Кудаков подчеркивает, что такой законодательный подход к уголовно-правовой оценке дефектных действий медицинских работников не в полной мере соответствует степени общественной опасности врачебной ошибки. В связи с этим предлагает изменить законодательные определения понятий легкомыслия и небрежности (ст. 26 УК РФ)7.

Мы не приводим сформулированные названным автором новые определения понятий легкомыслия и небрежности, так как они, с нашей точки зрения, не бесспорны. Обращаем лишь внимание на то, что задумка данного нововедения сводится к развитию новой теории противодействия профессиональным ошибкам в любой области жизнедеятельности. Фактически предлагается предусмотреть возможность привлечения к уголовной ответственности за неосторожные преступления с момента создания соответствующими субъектами угрозы наступления общественно опасных последствий, описанных в нормах статей Особенной части УК РФ.

Приведенная точка зрения, несомненно, имеет право на существование, но мы ее не разделяем. С момента вплетений указанных новаций в законодательную ткань в неосторожных преступлениях станет возможным либо выделение такой стадии, как покушение, либо все неосторожные преступления перейдут в разряд преступлений с формальным составом, что вызовет массу проблем при их квалификации. Для того чтобы усилить уголовную ответственность за некоторые проявления ненадлежащего оказания медицинских услуг, с нашей точки зрения, дотаточно было бы дополнить уголовное законодательство новыми статьями, диспозиции норм которых были бы сформулированы по образу ч.1 ст. 122 УК РФ (Заражение ВИЧ-инфекцией), предусматривающей ответственность за заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Однако субъективная сторона данного состава преступления, как известно, характеризуется не неосторожной, а умышленной формой вины в виде косвенного умысла.

По нашему мнению, уголовно-правовое обеспечение предупреждения неосторожного причинения медицинскими работниками вреда здоровью или смерти потерпевшим должно строиться с учетом того, что их безошибочная работа невозмож¬на. Поэтому мы разделяем мнение тех авторов, которые видят проблемы рассматриваемого уголовно-правового обеспечения в плоскости выработки взвешенного подхода к правовому регулированию ме¬дицинской деятельности и определению однозначного подхода относительно юридической квалификации ошибочных действий врачей8. Для этого необходим постоянный криминологический мониторинг современной медицинской деятельности и соотнесение его результатов со сложившейся практикой применения норм уголовного законодательства. На этой основе должны вырабатываться рекомендации по правовой оценке причинения медицинскими работниками вреда здоровью или смерти пациентам, которые целесообразно широко освещать, как среди самих медицинских работников, так и среди населения.

Например, в теории уголовного права принято считать, что медицинские работники, чье бездействие способствовало причинению вреда здоровью или смерти пациенту, не несут уголовной ответственности по ст. 293 УК РФ (Халатность). Субъектом данного преступления могут быть только те медицинские работники, которые постоянно, временно или по специальному полномочию выполняют организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения. Под данную категорию субъектов попадают, как правило, главные врачи, их заместители и в некоторых случаях дежурные врачи, но отмеченные организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции они выполняют в основном в хозяйственной деятельности учреждений здравоохранения. Поэтому при причинении вреда здоровью или смерти пациентам их действия квалифицируются по ст. ст. 109 (Причинение смерти по неосторожности), 118 (Причинение тяжкого вреда по неосторожности) или ст. 124 (Неоказание помощи больному) УК РФ.

Вместе с тем, уголовная ответственность медицинских работников по ст. 293 УК РФ (Халатность) возможна. Так, в настоящее время во многих учреждениях здравоохранения стационарного типа имеется устное распоряжение главного врача о том, что окончательное решение о госпитализации иногородних и иностранных граждан должно приниматься не дежурным врачем, а заведующим приемно-диагностическим отделением. Такое распоряжение обязывает заведующего отделением произвести повторный осмотр больного, проверить правильность заполнения врачами медицинской документации и удостовериться в выставленном врачами отделения диагнозе. Пытаясь сократить число госпитализированных лиц, не имеющих российского страхового медицинского полюса, заведующие приемно-диагностическими отделениями достаточно часто отменяют решение дежурного врача о госпитализации и предлагают больным заключить с медицинским учреждением договор об оказании медицинских услуг на платной основе, либо обратиться в Департамент здравоохранения для получения соответствующего направления в стационар на безвозмездной основе. Результатом такого отказа в экстренной госпитализации нередко бывает наступление тяжкого вреда здоровью больному или его смерть. Квалифицировать действия заведующих приемно-диагностическими отделениями в описанном случае необходимо не по ст. 124 УК РФ (Неоказание помощи больному), а по ст. 293 УК РФ (Халатность), так как медицинская помощь больным была неоказана в результате использования ими своих организационно-распорядительных функций, выразившихся в отмене решения дежурного врача о направлении больного для экстренной госпитализации. Надо отметить, что такая квалификация уже нашла свое отражение в современной судебной практике9.

  1. 1Кудаков А.В. Врачебная ошибка и ее уголовно-правовая оценка. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 2011. – С. 3; Мурзова Т.В., Сенина-Волжская И.В. Вопросы ненадлежащего оказания медицинской помощи. Научный обзор Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Н. Новгород, 2010. – С. 224 – 229.
  2. 2Далее УК РФ.
  3. 3См. например, Мирошниченко Н.В. Причинение медицинскими работниками смерти и вреда здоровью пациентов: уголовно-правовые аспекты. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Пятигорск, 2007. – С. 84; Татаркин В.В. Преступления медицинских работников против жизни и здоровья. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2007. – С. 8 и др.
  4. 4Раков А.А. Проблемы уголовной ответственности медицинских работников в России и некотрых зарубежных странах. Вестник Челябинского государственного университета. 2009. №7 (145). Право. Вып. 18. – С. 91-93.
  5. 5Кудаков А.В., Мирошничеко Н.В., Татаркин В.В. и др.
  6. 6Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации».
  7. 7Кудаков А.В. Критерий квалификации дефекта медицинского вмешательства в качестве врачебной ошибки // Противодействие современной преступности: оценка эффективности уголовной политики и качества уголовного закона: Сборник научных трудов / Под ред. д.ю.н., проф. Н.А. Лопашенко. - Саратов, Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2010. - С. 208-210; Кудаков А.В. Указ. соч. – С. 16 -18.
  8. 8См. например, Стеценко С.Г. Права граждан в области охраны здоровья // Юрист. 2004. № 8. - С. 16.
  9. 9Архив Лефортовского районного суда г. Москвы за 2011 год. Уголовное дело по обвинению Громенко В.В. в совершении преступления, предусмотренного ст. 293 УК РФ.